Газпром добыча шельф переезжает на Сахалин

Уралкалий купил 25% обладателя портового терминала в Бразилии за $30 млн



Кризис к нам приходит

Риск рецессии либо низшая точка

Около 34% россиян считают, что в текущее время страна переживает экономический кризис, еще 31% считает, что существует угроза кризиса, свидетельствуют данные опроса фонда «Общественное мнение». На признаки кризиса указывают и аналитики. Так, индекс деловой активности (PMI) обрабатывающих отраслей России в январе снизился до рекордно низкого с июня 2009 года уровня и составил 48 пт. Индекс находится ниже отметки в 50 пт 6-ой раз за крайние семь месяцев, что свидетельствует о продолжающемся ухудшении деловой конъюнктуры в обрабатывающей индустрии, говорится в отчете банка HSBC.

В наиблежайшие месяцы обрабатывающая индустрия столкнется с суровым риском рецессии. Вкладывательный спрос еще не оправился, чтоб стать новеньким драйвером роста, отмечают специалисты банка и делают вывод: «Экономика теряет собственный главный движок - рост личного потребления».

Другими словами, Россию накрывает «вторая волна» кризиса.

Власти с таковой оценкой, естественно, не соглашаются и проводят словесные интервенции с целью снять напряженность на рынке. Министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил на прошлой недельке, что экономика уже прошла низшую точку. Это было в 3-ем квартале 2013 года и на данный момент наблюдаются обнадеживающие симптомы и в индустрии, и в сельском хозяйстве и в экспорте, в том числе, несырьевом.

«Обнадеживающие симптомы» по Улюкаеву - это рост российской экономики в прошедшем году на 1,4%. Но Росстат выдал еще наименее обнадеживающий результат: 1,3% ВВП. Меж тем начальный прогноз составлял 3,4% и совпал с реалиями лишь опосля 3-х пересмотров с снижением в 2,5 раза.

Вперед в 2009 год

Сначала кризиса 2008 года министр денег Алексей Кудрин заявил, что экономика России выйдет из кризиса не ранее 2015 года. На фоне «тучных» лет таковой прогноз казался лишне пессимистичным, и в него не хотелось верить. Официальная статистика тоже не давала повода к разочарованиям.

До кризиса ВВП рос наиболее чем солидными темпами.

1-ый звонок, оповестивший о начале новейшей волны кризиса, прозвучал в четвертом квартале 2012 года.

С того времени экономика России катилась по наклонной. Власти отрешались в это верить. При всем этом Кремль не раз подчеркивал, что для восстановления экономики и выполнения соцобязательств нужен рост в 5-6% ВВП. На данный момент власти предпочитают не вспоминать о данной амбициозной задачке. В ходу больше иной прогноз, от ВШЭ: темпы роста российской экономики в наиблежайшее десятилетие навряд ли превысят 3%, хотя стоимость на нефть (а продажа сырья - основной источник пополнения бюджета) будет расти либо стабилизируется на уровне $110 за баррель эталонной марки «брент».

Новейшие авто не приобретают

Более тривиальные признаки кризиса наблюдаются в российском автопроме. Как и 4-5 годов назад, посильнее всего кризис стукнул по «АвтоВАЗу». В 2013-м реализации наикрупнейшго российского автозавода упали сходу на 15%, другими словами втрое больше, чем в среднем по рынку. Но дно еще впереди - так, в 2009-м спрос свалился сходу на 44%.

Новое управление автозавода в лице шведа Бо Андерсона в январе объявило о будущих масштабных увольнениях, которые в этом году в общей трудности затронут 7,5 тыщ человек.

Схожая картина наблюдалась и в 2009 году.

Тогда управление компании планировало уволить около 30 тыс. служащих, но в правительстве не отважились допустить настолько массовых сокращений в моногороде. Тогда уволили 5 тыщ работников.

Очередной признак кризиса в отрасли - падение продаж новейших машин. В 2013-м в России в первый раз за крайние четыре года реализации ушли в минус. В 2009-м году спрос на новейшие авто свалился в два раза. Позже авторынок начал расти, а пиком покупательской активности стал 2012 год, когда в России были проданы рекордные 2,935 млн машин.

Все поменялось в прошедшем году.

Ежели в 1-ые месяцы рынок все еще рос за счет нераспроданных остатков, то в апреле реализации в первый раз за три года ушли в минус, при этом сходу на 8%. Во 2-м полугодии кризис, охвативший авторынок, стал естественным, и по итогам года падение составило 5,5%.

«Автомобильный рынок в России сумеет выйти из кризиса лишь опосля того, как это случится с экономикой страны. Пока люди не убеждены в следующем дне, брать авто они будут не охотно», - объяснил «» ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов.

В госбанках режут зарплаты

Критерий для острого банковского кризиса на данный момент нет, отмечают специалисты. «Прошлому кризису 2008 года в банках предшествовали обвал на рынке РЕПО и резкое падение цен на нефть, на данный момент этого нет», - говорит заместитель гендиректора «Совлинк» Ольга Беленькая.

И, тем более, банки на данный момент находятся под натиском неблагоприятных событий.

В прошедшем году прибыль компаний нефинансового сектора понижалась, у почти всех из их наблюдается высочайшая долговая перегрузка; проявились препядствия закредитованности розничных заемщиков и ухудшения свойства необеспеченных розничных кредитов.

В этом году, скорее всего, эта тенденция продолжится на фоне замедления роста доходов населения и возможного ухудшения ситуации с занятостью (по новеньким данным Минтруда, численность безработных людей в России выросла в месяц на 3,2% и по состоянию на 29 января 2014 года составила 917 139 человек.).

Банкам все сложнее наращивать доходы при том, что исторически они работали в условии больших темпов роста российской экономики, при росте доходов населения. Понимание, что ситуация поменялась в худшую сторону и, возможно, навечно, востребует от банков конфигурации стратегий и бизнес-моделей.

Госбанки уже частично определились с бизнес-моделями, объявив о планах оптимизации расходов на персонал. ВТБ будет на 15% урезать фонд оплаты труда (ФОТ), а в Сбербанке планируют сокращать служащих, с оговоркой, что делать это будут «наиболее безболезненно».

Для личных банков новеньким вызовом стала активизация ЦБ по отзыву лицензий и переток вкладчиков в госбанки и банки с иностранным капиталом. К истинному моменту лицензии лишились несколько 10-ов банков, а по рынку гуляет «черный список» банков, чья деятельность балансирует на грани. Деяния ЦБ по отзыву лицензий можно принимать как сигнал о том, что финансово неуравновешенные банки должны покинуть рынок, отмечает Беленькая.

Вообщем, некие банки лицезреют главную себе опасность не в ужесточении политики регулятора, а в ситуации в сфере сырьевой торговли.

В Nordea банке, к примеру, предусмотрен план действий на вариант, ежели цены на нефть свалятся до $70 за баррель и ниже, отмечает председатель правления банка Игорь Буланцев.

Сигналов к кризису в банковском секторе нет, но есть некая стагнация, вызванная отсутствием точек роста, уверена Наталия Орлова из Альфа-банка. «Пока общие настроения на рынке довольно размеренные. Но завышенная чувствительность к хоть каким новостям, связанным с банками, все таки наблюдается. Причина такового внимания понятна - продолжающаяся очистка банковского сектора со стороны Центробанка принуждает людей наиболее пристально выбирать, в котором банке открывать вклад», - говорит Орлова.

Потребрынок не выживет без кредитов

Потребительский сектор до падения отечественной валюты был на подъеме. Но во 2-ой половине 2014 года на рынке непродовольственных продуктов начнется кризис, считает Миша Бурмистров, генеральный директор Infoline. Доходы людей не растут, цены отправь в рост, условия потребительского кредитования ужесточаются, что безизбежно приведет к резкому понижению размера продаж. Резкое обесценивание рубля привело к массовому переводу скоплений людей в баксы и другую относительно надежную валюту, а часть населения совершает отложенные покупки.

Приметных конфигураций на рынке продовольственных продуктов пока нет. Средний класс не уменьшает расходы на продукты питания.

Расслабленно ведет себя и рынок недвижимости. «На рынке офисных площадей мы не лицезреем тенденций к росту стоимости. Рублевая стоимость квартир быть может выше, но не выше инфляционных действий. Почти все ожидают Олимпиады для того, чтоб опосля нее поглядеть на политическую и экономическую ситуацию. Поближе к марту тенденция будет ясна», - сказал о сложившейся ситуации старший вице-президент Knight Frank Андрей Закревский.

Нефть и газ выше кризиса

В нефтегазовом секторе кризиса нет. Но власти не довольны, как он развивается. Глава Центробанка России Эльвира Набиуллина ранее заявляла, что работающая финансовая модель, основанная на неизменном росте цен на нефть, себя «полностью исчерпала». «Необходимо внедрять новейшую экономическую модель, основанную на личных инвестициях в конкурентоспособные производства», - указала Набиуллина.

Даже ежели новенькая модель в перспективе будет внедрена, она сумеет обеспечить инвестиции в конкурентоспособные, несырьевые производства через 3-5 лет, уточнила Набиуллина. Но для введения новейшей экономической модели нужно также контролировать и муниципальные инвестиции, добавляет Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank. А именно, повысить эффективность распределения госрасходов и прирастить активность страны в сфере стимулирования экспорта и вкладывательной активности.

Наибольшего уровня нефтяные цены достигли в летнюю пору 2008 года, когда котировки сорта «брент» превысили $147 за баррель. Потом началось падение, и сначала 2009 года баррель стоил уже около $43. Мировые денежные структуры старались погасить свои утраты от кризиса, и выводили средства из нефтяного сектора в кэш, для чего же начали спекулятивную игру на снижение, и стоимость барреля упала.

Но потом стоимость барреля подросла и уже к маю 2009 года котировки пробили барьер в $60. В крайние месяцы стоимость нефти держится около отметки в $110.

«Наш прогноз на 2014 год - $97 за баррель, - говорит Ярослав Лисоволик. - По сопоставлению с сегодняшним уровнем это падение, но не критичное, оно не сумеет конструктивно воздействовать на макроэкономическую картину как в мире, так и в России».

Суровое негативное влияние на сектор, по словам Лисоволика, окажет только падение нефтяных котировок ниже $80.

Эксперт отметил, что понижение цены на нефть в текущем году будет соединено не со понижением спроса, который, по прогнозам, напротив вырастет, а с повышением предложения на мировом рынке. «При этом мы прогнозируем ускорение мирового экономического роста с сегодняшних 2,7% до 3,7%, - говорит эксперт. - Это поддержит в том числе и Россию».

«Рост отстающей страны»

Макроэкономический прогноз для российской экономики до 2030 года в январе попробовали отдать участники Гайдаровского форума. Результат не оказался шокирующим:

достоверный прогноз в критериях сегодняшней турбулентности на глобальных рынках просто неосуществим.

Но, вероятнее всего, рост российского ВВП в наиблежайшие полтора 10-ка лет будет ниже роста мировой экономики. «Если сохраняется экономное правило, то при сегодняшней мировой конъюнктуре рост российской экономики составит всего 2-3%. Это рост отстающей страны», - говорил на форуме замминистра экономического развития Андрей Клепач.

В ноябре прошедшего года Минэкономразвития представило, что до 2030 года рост ВВП не превзойдет 2,5%. Это консервативный прогноз, который сейчас считается базисным. Глобальная экономика при всем этом, по прогнозу Глобального банка, вырастет уже в этом году на 3,2%. Заведующий лабораторией «Макроэкономика и финансы» Института Гайдара Алексей Ведев вспомнил, что в одном из прогнозов от 2007 года было указано, что рост ВВП России к 2020 году составит 6% при стоимости нефти $60 за баррель. «Все в этом прогнозе оказалось не так: нефть стала стоить выше $100, а экономика ушла в разы вниз», - произнес Ведев.

По прогнозу ЦМЭИ Сбербанка, в наиблежайшие 5 лет рост ВВП составит 2,2-2,3%.

«Но ежели ничего не делать, то и рост в 2% покажется желанным», - предупредила Юлия Цепляева, директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка.

Политика накопительства, а не развития - вот основная причина замедления роста ВВП, отмечают специалисты ВШЭ. Тормозит рост недочет инвестиций, падение промпроизводства, замедление потребительского спроса. Из наружных причин главный - медленное восстановление спроса на сырье на глобальных рынках. Но основная причина - отсутствие институциональных реформ в самой России, считают специалисты.

Чтоб провоцировать рост, правительство обязано употреблять классический набор средств: облагораживать инвестклимат, снижать административные барьеры, провести судебную реформу, вывести правительство из числа тех секторов экономики, где оно неэффективно, подчеркивают специалисты.

Инструментарий издавна известен, специалисты молвят о этом не один год, но настоящих шагов в этом направлении нет.

Нельзя не учесть и психический фактор. Ежели спад продолжится, то бизнес может запаниковать и ситуация будет припоминать 2008-2009 годы. А ежели компании начнут увольнять работников и прекратят инвестировать, как это было в дни кризиса, то о положительной динамике ВВП можно запамятовать.

Есть надежда, что Олимпиада в Сочи даст хотя бы временный стимул к росту употребления. Вообщем, источник «Газеты.Ru», близкий к администрации президента, не исключает, что опосля проведения Игр компании, которые по советы властей были обязаны возводить олимпийские объекты на заемные средства, могут объявить дефолт по кредитным обязанностям перед банками. «Содержать все эти горки, катки и трассы у их нет средств, и в итоге спортивная инфраструктура перейдет на баланс Внешэкономбанка, выступавшего гарантом по обязанностям или выдававшего кредиты», - отметил источник. Вообщем, практически накануне вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что ВЭБ не будет требовать с инвесторов возвращения кредитов по Олимпиаде в Сочи и процентов по ним аж до осени 2015 года.

Пока резкое замедление темпов роста экономики не стало для властей достаточным поводом для проведения структурных реформ.

Но, по словам источника, правительство придет в чувство лишь при шоковом падении стоимости барреля ($80) и отрицательном росте ВВП. Таковой сценарий полностью реален.