Microsoft прекращает поддержу операционной системы Windows XP

Оштрафован директор Водоканала под Калининградом



Крайние рубежи: Liepjas Metalurgs как барометр латвийской экономики

«Фундамент экономики городка Лиепая составляли два больших компании - Liepjas Metalurgs и текстильная Lauma. Ввиду наличия этих компаний в городке сложилось не плохое соотношение меж большими и маленькими предприятиями - еще наиболее удачное соотношение, ежели в целом по стране», - поведала порталу RuBaltic.Ru экономист, доктор Балтийской интернациональной академии и основной редактор делового издания Baltic Course Ольга Павук.

Тем более, индустриальный колосс, как оказывается, стоит на глиняных ногах нерентабельности. Денежные трудности LM нарастали из месяца за месяц в протяжении всего 2013 г.

Предпосылки проблем имели объективный нрав, считает экономист, доктор кафедры европейских исследований Санкт-Петербургского муниципального института Николай Межевич: «Подобного рода компании могут базироваться или на дешевеньком сырье, или на дешевенькой электроэнергии. В Латвии нет ни первого, ни второго.

Потому металлургия может в этом регионе существовать только при наличии огромного рынка; ежели угодно - Русский Альянс как пример.

Почему начались задачи у Liepjas Metalurgs? Во-1-х, подорожала энергия, во-2-х, изменялся состав акционеров, уходили российские деньги».

Вправду, к сентябрю 2013 г. общий долг по уплате счетов за электричество компании Liepjas metalurgs предприятию Latvenergo составил 14 млн латов. На предприятии к этому времени уже не раз приостанавливалось и создание, и выдача зарплат.

Параллельно с сиим уже Latvijas Gze временами грозило отключить за долги подачу природного газа. LM уверенно шел к неплатежеспособности, которая и была официально признана Лиепайским трибуналом 12 ноября 2013 г.

В том же месяце с завода уволили 1000 работников (всего сейчас работы на заводе лишилось 1500 человек), и, по крайним данным, только 2-3% из попавших под сокращение отыскали новейшую работу. С того времени правительство было вынуждено издержать 1,3 млн евро на зарплаты оставшимся рабочим и оплату счетов энергетикам.

К лету 2014 г. предприятие планируется реализовать за 3,5 млн. евро без аукциона. «Сейчас заморочек у компании нет - предприятие умерло», - иронизирует доктор Н.Межевич.

Препядствия Liepjas metalurgs получили большой публичный резонанс, но вариант этот для Латвии далековато не неповторимый, наиболее того - не крайний. Последующим на очереди может стать Рижский судостроительный завод, считает Ольга Павук.

Это предприятие - одно из 2-ух (вместе с LM) индустриальных гигантов, доставшихся в наследство современной Латвии от СССР. При этом так же как и Лиепайский металлургический завод, рижское предприятие в 2012 г. вошло в топ промышленных компаний по величине оборота (184,26 млн. латов в 2012 г.).

Предпосылки заморочек для промышленных компаний Латвии идентичны - эти компании, на самом деле, оказываются ненадобными в сегодняшних критериях разделения труда с остальной Европой. Потребность в дешевенькой энергетике и широком рынке, о которых упоминал доктор Межевич, так либо по другому требуют оптимального диалога с Россией.

А это уже вопросец идеологический - красноватая линия, заступать за какую никому в Латвии не рекомендуется.

В эту же делему упирается и возможность сотворения новейшей латвийской промышленности, хотя бы взамен исчезнувшей опосля 1991 г. Европейский капитал не торопится в настоящий сектор экономики данной нам балтийской республики - он ей просто не увлекателен. Основной забугорный инвестор Латвии - это Швеция, которая сформировывает около пятой части всех прямых иностранных инвестиций страны. Но основная направление этого капитала - сфера денег, телекоммуникации и недвижимость. Например, наикрупнейший зарегистрированный основной капитал иностранных инвесторов в Латвии - это Swedbank (943 млн. евро).

Куда же в Латвии идут российские инвестиции?

Недвижимость и банки, непременно, тоже завлекают сюда российских предпринимателей (например, россиянин Игорь Цыплаков инвестировал в 2013 году в Rigensis bank 15,54 млн латов, российский финансист Андрей Вдовин - 14 млн латов в Bank M2M Europe, Борис Ротенберг - 510 тыс латов в IMNI SIA, которая занимается недвижимостью и т.д.).

Тем более, наикрупнейшая на данный момент по обороту в Латвии компания «Uralchem Trading» принадлежит конкретно российскому капиталу. Также в 2013 г. бизнес из России продолжил инвестировать в латвийский настоящий сектор: АО Amo Plant получил 20,09 млн латов инвестиций из РФ в 2013 г., Indtec Baltic Coal SIA - 14,12 млн, SIA LatRosTrans - 36,55 млн. латов и др.

Но повышение присутствия российского капитала в Латвии на политическом языке местной элиты именуется «экономическая реоккупация». На политическом уровне сиим предпринимателям и их деньгам тут не не очень и рады. Показательно в этом смысле предложение националистов, поддержанное сотрудниками по коалиции, закрыть програмку обмена ВНЖ Латвии на большие инвестиции в недвижимость.

При всем этом управлением страны игнорируется тот обычный факт, что постепенная деиндустриализация Латвии уже привела к разбалансировке экономики, и без вложений в настоящий сектор эта хозяйственная машинка далее ровно ехать не сумеет.

«Крупных компаний у нас меньше 1-го процента. Средних компаний - 5%. А 94% компаний Латвии - это малый бизнес (при этом 65% из их это вообщем микробизнес), - говорит Павук. - Нам нужна суровая программа стратегического развития Латвии.

А у нас каждое правительство разрабатывает какую-то свою программку. Почему сразу нельзя выходить из кризиса и развиваться? Люди Домбровскиса молвят, что необходимо все урезать, экономить. Но почему нельзя экономить и параллельно находить пути роста доходов?

Что делает при всем этом правительство для предпринимательства: налоги повсевременно повышают, льгот для иностранных инвестиций нет; есть вольные экономические зоны, но разумеется, что этого не много.

Нам необходимо гармоничное сочетание большого и маленького бизнеса. В эталоне большие компании должны составлять около 20%. Тогда Латвия была бы еще устойчивее».