Росавиация прекратила выдачу летных свидетельств

Российский рынок акций закрылся умеренным ростом, акции Мечела свалились на 11%



'Роснефть' утомилась от чиновников

Глава «Роснефти» Игорь Сечин попросил президента Владимира Путина упростить правила работы на шельфе. В конце декабря прошедшего года госкомпания пожаловалась на «несовершенство нормативно-правовой базы, которое сдерживает действенное и полномасштабное» освоение офшорных проектов. «Роснефть» не устраивает огромное количество формальных одобрений со стороны министерств и ведомств, которые ей нужно получать на разных шагах работы. В самой компании письмо не комментируют, ее представитель только отметил, что «Роснефть» «ведет работу по освоению приобретенных лицензий в согласовании с графиком и в ряде всевозможных случаев с превышением взятых обязательств».

А именно, «Роснефть» считает нужным решить вопросцы ввоза буровых отходов на местность страны, упростить формат паспортно-визового контроля для работников морских буровых платформ и судов, дозволить иностранным партнерам компании - операторам целого ряда ее шельфовых проектов - владеть нужным для работ оборудованием и употреблять его, что сейчас запрещено российским законодательством. Один из собеседников «Ъ» подчеркивает, что согласование документации, нужной для добычи на шельфе, может занимать два года и просит больше 60 согласований. Владимир Путин обращение «Роснефти» поддержал и направил его на проработку главе собственной администрации Сергею Иванову и премьеру Дмитрию Медведеву.

Источник «Ъ» в Минприроды объяснил, что ведомство «внимательно анализирует» предложения «Роснефти» и по неким из их уже ведется работа. Так, рассматривается возможность возвращать на дно оккупированный во время бурения песок (а не вывозить его, как это предвидено на данный момент). В то же время, к примеру, предложение о сокращении количества экологических экспертиз, которые проходит работающая в море нефтегазовая компания, собеседник «Ъ» считает «нецелесообразным».

«Роснефти» принадлежат 46 лицензий на разведку и добычу углеводородов на российском шельфе с суммарными ресурсами выше 42 миллиардов тонн нефтяного эквивалента, включая 34,6 миллиардов тонн нефтяного эквивалента в Арктике. В течение крайних пары лет «Роснефть» и «Газпром» совокупно получили около 80% всех офшорных лицензий.

В ЛУКОЙЛе, который, в отличие от госкомпаний, не имеет доступа к арктическому шельфу, но работает в Каспийском и Балтийском морях, согласны с большинством предложений «Роснефти». В компании считают, что поправки, о которых просит «Роснефть», могут убыстрить реализацию офшорных проектов. Не считая того, ЛУКОЙЛ уже и сам поднимал вопросец о упрощении паспортно-визового режима для работников компании, которые на данный момент, по словам ее представителя, обязаны заблаговременно хлопотать о оформлении документов и ставить отметку в загранпаспорте всякий раз при вылете на платформу. В «Газпроме» отказались от комментариев.

По словам Валерия Нестерова из Sberbank Investment Research, беспокойство «Роснефти» по поводу вероятных бюрократических проволочек соединено с конкретным началом работ по шельфовым проектам. До этого времени, отмечает эксперт, компания была сосредоточена на борьбе за лицензии, поиске партнеров и получении льгот. Государь Нестеров считает, что «Роснефть» сумеет пролоббировать большая часть предложений и достигнуть поправок, беря во внимание, что эти препядствия касаются и остальных недропользователей, работающих на шельфе.