Книжный рынок России продолжает падать

Россельхознадзор: поставки свинины из Европы в Россию возобновятся нескоро



Хедж-фонды отыскивают юных управляющих

«Чем больше нам лет, тем паче ценным продуктом становится время», - считает портфельный управляющий Роберт Карр. Карр - один из «тигрят», начинавших карьеру в хедж-фонде Tiger Management Джулиана Робертсона. На прошлой недельке он решил закрыть собственный хедж-фонд Joho Capital с $5 миллиардов под управлением. Инвесторам Карр произнес, что желает больше времени проводить с детками, пока они не разъехались по вузам, и «попробовать новейшие кулинарные рецепты» с супругой Сюзанной.

Перед таковым выбором на данный момент оказываются почти все управляющие, основавшие хедж-фонды в 90-е гг. Те, кто постарше, задумываются о пенсии либо филантропии. Но даже те, кому не так давно исполнилось 50, жалуются друзьям, что управление хедж-фондом не стало приносить былое ублажение. Средства институциональных инвесторов, которые в ближайшее время льются в этот сектор, требуют большей прозрачности и поболее серьезного управления, и в итоге хедж-фонды регулируются строже, чем ранее.

В данной нам ситуации у управляющих есть два пути. Кто-то, как это сделал сам Робертсон в 2000 г., возвращает средства инвесторам и закрывает фонд. Кто-то считает, что их бизнес имеет шанс пережить их, и начинает поиск преемника. Удачные примеры есть - отыскать преемника вышло у Джима Саймонса из Renaissance Technologies и Дэвида Шоу из DE Shaw.

Но инвесторы не постоянно принимают новое поколение управляющих. Когда очередной «тигренок» - Крис Шамуэй решил в 2010 г. назначить новейшего директора по инвестициям и отступить от бизнеса, инвесторы забрали $3 миллиардов из $8 миллиардов под управлением его фонда, который из-за этого пришлось закрыть.

Переход средств под управление новейшего человека должен быть постепенным. Инвесторам и сотрудникам хедж-фонда нужно время, чтоб привыкнуть к новенькому управляющему. Ежели дела не сложатся, это может сказаться на результатах фонда.

Один из самых успешных примеров передачи дел - хедж-фонд Тома Стейера Farallon ($23 миллиардов под управлением). Стейер начал передавать обязанности Эндрю Споуксу в 2006 г., но оставался в фонде до 2012 г.

Сложность передачи фонда новенькому управляющему зависит от его бизнеса. Большим алгоритмическим хедж-фондам это сделать еще проще, чем так именуемым инвесторам-активистам, покупающим миноритарные пакеты акций, - для их удачной работы нужна интуиция звезд, к примеру, Дэна Лёба либо Билла Акмана.

В ближайшее время хедж-фонды стают крупнее, а их бизнес - наиболее диверсифицированным, использующим различные трейдинговые стратегии. Некие из их дают продукты розничным инвесторам, не имеющим огромных состояний. В таковых хедж-фондах культура институциональна не зависит от харизматичности основоположника. Большие институциональные инвесторы не доверят средства хедж-фонду, не имеющему неплохой системы управления рисками, аудита и IT-системы, не говоря уже о плане преемственности.

Институциональные инвесторы сильно влияют на культуру хедж-фондов. По словам 1-го из управляющих, как в хедж-фонде начинается процесс передачи дел, он становится наиболее консервативным, стремится к низкой волатильности и стабильной прибыли, что со временем плохо сказывается на доходности.

Частично из-за средств институциональных инвесторов доходность хедж-фондов понижается. С 2009 г. среднегодовая доходность сектора не превосходит 10%. По оценке Preqin, на институциональных инвесторов приходится две трети активов хедж-фондов, и управляющие жалуются, что эти инвесторы почаще забирают средства, ежели доходность хедж-фонда на короткое время понижается, чем это делали богатые личные инвесторы.

Еще одна возможность передачи бизнеса - реализовать его большему инвестфонду. Но заинтересованных покупателей не настолько не мало, так как они тоже боятся оттока средств при передаче фонда под новое управление.

FT, 03.02.2014, Татьяна Бочкарева