На улицах Калининграда возник туристский путеводитель

НБУ разработал превентивный механизм поддержания ликвидности банков



Малофеев просит с ВТБ $600 млн за Алишера Усманова

Константин Малофеев подал иск против банка ВТБ в английский арбитраж, сказал «Ведомостям» один из участников предшествующего разбирательства меж этими сторонами в английском суде. По его данным, идет речь о возмещении $600 млн выгоды, упущенной, по мнению Малофеева, из-за того, что принадлежавший ему пакет обычных акций «Ростелекома» (10,6%) был под арестом по иску ВТБ не сумел участвовать в разработке холдинга Garsdale Алишера Усманова. Малофеев подтвердил эту информацию и сказал, что иск подан еще в июне 2013 г.

Представитель ВТБ Вадим Суховерхов не стал комментировать иск Малофеева.

Акции Малофеева находились под арестом по решению Высочайшего суда Лондона с августа 2011 г. На аресте настаивала английская «дочка» ВТБ, подавшая в Лондоне иск против фонда Малофеева Marshal Capital Holdings Ltd., - она требовала возместить вред, причиненный, как говорилось в иске, мошенническими действиями, результатом которых стало одобрение кредитного соглашения в ноябре 2007 г. и списание со счетов банка суммы выше $225,05 млн.

Идет речь о кредите, предоставленном ВТБ в 2007 г. компании «Руссагропром» на покупку у компании Nutritek 6 молочных компаний. Практически сходу опосля сделки «Руссагропром» не стал обслуживать кредит. Банк истребовал его активы, но их стоимость оказалась на порядок ниже, чем ее представляла Nutritek. В итоге ВТБ пришел к выводу, что и торговец, и клиент в сделке «Руссагропрома» и Nutritek контролировались одной группой - Marshall Capital.

Английский трибунал в 3-х инстанциях отказал ВТБ в ублажении этого иска, постановив, что дело находится вне его юрисдикции и обязано разбираться в России. Арест с акций Малофеева был снят в феврале 2013 г.

Меж тем еще в апреле 2012 г. «АФ телеком холдинг» Алишера Усманова и акционеры «Скартела» - Сергей Адоньев и госкорпорация «Ростехнологии» (сейчас именуется «Ростех») - подписали предварительное соглашение о разработке совместной компании Garsdale, в которую были внесены их телекоммуникационные активы: 50% плюс 1 акция «Мегафона» и 100% акций «Скартела». Управляющий телекоммуникационными активами Усманова гендиректор USM Advisors Иван Стрешинский говорил тогда, что потом к совладельцам новейшего холдинга должен присоединиться Константин Малофеев, внеся в него собственный пакет акций «Ростелекома». Акции «Ростелекома» тогда стоили на ММВБ 140-150 руб.

Garsdale была сотворена в июле 2012 г., но Малофеев в нее не вошел. Стрешинский разъяснял это невыполнением Малофеевым 1-го из главных критерий: 10,5% «Ростелекома» не были освобождены из-под ареста. Правда, была и иная причина - в крайний момент оценка принадлежавшего Малофееву пакета «Ростелекома» резко снизилась, говорил тогда знакомый Малофеева.

Стороны разошлись в оценке стоимости пакета Малофеева: к моменту дизайна сделки акции «Ростелекома» стоили на рынке на 50-60% дешевле, чем желал получить Малофеев, разъяснял Стрешинский. К моменту заключения сделки обычная акция «Ростелекома» стоила наименее 120 руб.

Чтоб уверить британский трибунал в том, что была упущена выгода от несостоявшейся сделки с Garsdale, Малофееву придется доказать, что таковая сделка по правде планировалась, говорит старший юрист корпоративной практики юридической компании Sameta Маргарита Сологубенко. Есть возможность, что английский судья не удовлетворится размещенными в СМИ официальными заявлениями представителя Усманова, но востребует, чтоб суду представили, к примеру, подписанный меморандум о намерениях, предупреждает она. В конце концов, даже ежели упущенная выгода будет подтверждена, истцу придется обосновать ее сумму. Определяя размер упущенной выгоды, трибунал смотрит за тем, чтоб положение истца опосля компенсации не оказалось лучше, чем было до того, как он упустил выгоду, разъясняет Сологубенко.